Регистрация Вход
Город
Город
Город

...Общий план операции в Кабуле, проводимой 27 декабря, был разработан совместными усилиями представителей Министерства обороны и КГБ СССР. Планом операции, получившей кодовое название «Байкал-79», предусматривался захват важнейших объектов в афганской столице: дворца Тадж-Бек, зданий ЦК НДПА, министерства обороны, министерства внутренних дел (царандоя), министерства иностранных дел и министерства связи ДРА, Генерального штаба, штаба военно-воздушных сил и штаба Центрального армейского корпуса, военной контрразведки (КАМ), тюрьмы для политзаключенных в Пули-Чархи, радио- и телецентра, почты и телеграфа, штаба ВВС и ПВО… Одновременно планировалось блокировать располагавшиеся в афганской столице воинские части и соединения ВС ДРА силами десантников и прибывающих в Кабул мотострелковых войск. Всего предстояло захватить 17 объектов. На каждый объект были назначены соответствующие силы и средства, определен порядок взаимодействия и управления.

План операции был утвержден представителями КГБ СССР и Министерства обороны СССР (Б.С. Иванов, С.К. Магометов), завизирован Н.Н. Гуськовым, В.А. Кирпиченко, Е.С. Кузьминым, Л.П. Богдановым и В.И. Осадчим (резидент КГБ СССР). Руководство силами и средствами осуществлялось с пункта управления «Микрон», развернутого на стадионе, здесь находились генералы Николай Никитович Гуськов, Султан Кекезович Магометов, Борис Семенович Иванов и Евгений Семенович Кузьмин, а также из советского посольства, где генерал Вадим Алексеевич Кирпиченко и полковник Леонид Павлович Богданов обеспечивали координацию их действий и отслеживали изменения обстановки в стране. Они постоянно находились на прямой связи с Москвой.

К началу операции в Кабуле находились специальные подразделения КГБ СССР («Гром»– более 30 человек, «Зенит» – 150 человек, рота пограничников – 50 человек), а также довольно значительные силы от Министерства обороны СССР: воздушно-десантная дивизия, «мусульманский» батальон, подразделения 345-го отдельного парашютно-десантного полка, военные советники (в общей сложности около 10 тыс. человек). Все они, согласно плану операции, выполняли свои боевые задачи, работали на конечный результат.

… Наиболее сложным и важным объектом для захвата был дворец Тадж-Бек, где располагалась резиденция Х. Амина. От успеха или неуспеха на этом объекте зависело очень многое…


В этой операции участвовали объединенные силы МО и КГБ СССР: группа «Гром» («Альфа») – 24 чел., группа «Зенит» (КУОС) – 30 чел., «мусульманский» батальон – 520 чел., 9-я парашютно-десантная рота 345-го опдп – 100 чел. Операция была проведена совместными усилиями всех ее участников. Каждый действовал на своем участке, согласно плану операции, и внес свой вклад в общий успех.

…Вечером 25 декабря генерал Дроздов по результатам разведки объектов провел совещание с командирами разведывательно-диверсионных групп КГБ СССР, определил место каждого при штурме Тадж-Бека. Все были готовы. Недоставало только плана дворца.

На следующий день советники при личной охране Амина, сотрудники 9-го управления КГБ СССР, провели разведчиков-диверсантов во дворец, где они все осмотрели, и Ю. Дроздов составил поэтажный план Тадж-Бека. Однако на его осторожную просьбу об ослаблении охраны дворца советник командира бригады Юрий Кутепов ответил отказом.

Офицеры «Грома» и «Зенита»- М. Романов, Я. Семенов, В. Федосеев и Е. Мазаев- по собственной инициативе провели рекогносцировку местности, разведку огневых точек, расположенных поблизости. Неподалеку от дворца, на высотке, находился ресторан (казино), где обычно собирались высшие офицеры афганской армии. Под предлогом того, что требуется заказать нашим офицерам места для встречи Нового года, спецназовцы побывали и там. Оттуда Тадж-Бек был виден как на ладони, хорошо просматривались все подступы к нему и расположение постов охранения. Правда, это чуть было не закончилось для них трагически. Из воспоминаний командира группы «Гром» М. Романова: «Перед самой операцией мы с Яшей Семеновым попали в плен. Дело в том, что никакой информацией по дворцу мы не располагали, рекогносцировку не проводили, а надо было идти в бой. Не вслепую же вести людей. Я выпросил у командира “мусульманского” батальона автомобиль ГАЗ-66 и, взяв с собой Мазаева и Федосеева, мы поехали в направлении Тадж-Бека. Мимо дворца дорога вела в горы, а там стоял известный, привилегированный ресторан с бассейном. По дороге мы подмечали все, что представляло интерес, – места расположения танков, огневых точек… Когда мы подъехали к ресторану, то увидели – ресторан не работает. Стали возвращаться обратно, но афганский батальон охраны нас пленил. Ситуация сложилась драматическая, боевые группы могли остаться без командиров.

Нас завели в помещение, предложили ждать своей участи и предложили чай. Солдат-водитель говорил на фарси, и я его попросил, чтобы он внимательно слушал и нас ориентировал. С помощью водителя позвали хозяина ресторана, изучили меню и сделали заказ на двадцать человек. В итоге афганцы нам поверили. К тому же их убедили наши аргументы, что мы охраняем Амина…

…В тот же день Э. Козлов, В. Карпухин, Г. Бояринов, Н. Швачко и П. Климов привезли из посольства в расположение «мусульманского» батальона двух представителей будущего правительства Афганистана.

Поздно вечером 26 декабря Колесник, Дроздов, Козлов и Швец еще раз обговорили все нюансы действий по захвату Тадж-Бека, уделив особое внимание вопросам взаимодействия, управления. За объектом внутри и снаружи было установлено непрерывное агентурное и визуальное наблюдение.

К этому времени на усиление прибыла 9-я парашютно-десантная рота 345-го отдельного парашютно-десантного полка. По свидетельству Ю.И. Дроздова, десантники выделялись своей выправкой, подтянутостью, организованностью и дисциплиной.

К началу операции «Шторм-333» спецназовцы из групп КГБ СССР досконально знали объект захвата (Тадж-Бек): наиболее удобные пути подхода; режим караульной службы; общую численность охраны и телохранителей Амина; расположение пулеметных «гнезд», бронемашин и танков; внутреннюю структуру комнат и лабиринтов дворца; размещение аппаратуры радиотелефонной связи…

Сигналом к началу операции «Байкал-79» должен был послужить мощный взрыв в центре Кабула. Спецгруппа КГБ СССР «Зенит» во главе с Б.А. Плешкуновым должна была взорвать так называемый «колодец» – фактически центральный узел секретной связи с важнейшими военными и гражданскими объектами ДРА.

Готовились штурмовые лестницы, экипировка, оружие и боеприпасы. Под руководством заместителя командира «мусульманского» батальона по технической части старшего лейтенанта Эдуарда Ибрагимова тщательно проверялась и готовилась боевая техника. Главное – секретность и скрытность.

Дворец Тадж-Бек располагался на высоком, поросшем деревьями и кустарником крутом холме, все подступы к нему заминированы. Сюда вела одна-единственная дорога, охраняемая круглосуточно. Сам дворец тоже был труднодоступным сооружением. Его толстые стены способны были сдержать удар артиллерии. Если к этому добавить, что местность вокруг простреливалась из танков и крупнокалиберных пулеметов, то станет понятно, что овладеть им было очень непросто.

Утром 27 декабря по старому русскому обычаю перед боем мылись в бане, надели чистое белье и тельняшки. Еще раз доложили о готовности – каждый своему руководству. Б.С. Иванов связался с Центром и доложил, что к операции все готово. Затем протянул трубку радиотелефона Ю.И. Дроздову. Говорил Ю.В. Андропов: «Ты сам пойдешь? Зря не рискуй, думай о своей безопасности, береги людей». Аналогичный разговор – с В.В. Колесником…

Генерал Н.Н. Гуськов прибыл в «мусульманский» батальон и заслушал майора Халбаева по плану захвата дворца. В середине дня полковник Колесник, генерал Дроздов и Халбаев еще раз обошли позиции, проинформировали офицеров в части, их касающейся, о плане операции. Затем объявили порядок действий. Колесник приказал с наступлением сумерек одну из «Шилок» переместить на более удобную позицию.

Когда проводили рекогносцировку, то в бинокли увидели майора Джандада и группу офицеров, изучавших оборону «мусульманского» батальона. Подполковник Швец поехал к ним, чтобы пригласить на обед, якобы в честь дня рождения одного из офицеров, но командир бригады сказал, что они проводят учение, приедут вечером. Тогда Швец попросил отпустить советских военных советников и увез их с собой. Этим он, возможно, спас многим из них жизни. После штурма дворца Джандад расскажет: они получили сообщение о наших намерениях, не поверили, но на всякий случай решили провести рекогносцировку. Видимо, о действиях афганцев доложили в Центр. Спецназовцам передали информацию: готовность к штурму – 15.00.

Получив это сообщение, срочно собрали всех командиров рот, штурмовых групп и подразделений огневой поддержки на втором этаже казармы. Генерал Дроздов дал политическую оценку обстановки, раскрыл общую задачу, сделав оценку сил и средств охраны Тадж-Бека. Полковник Колесник отдал боевой приказ подразделениям, поставив каждому из них конкретную задачу, указал порядок взаимодействия, опознавания, сигналы. Командир «мусульманского» батальона майор Халбаев, командиры спецгрупп Романов и Семенов в 14.00 поставили боевые задачи своим подчиненным командирам подразделений и подгрупп, организовали подготовку к штурму дворца Тадж-Бек. Офицеры, прибывшие с полковником Голубевым, вошли в состав группы Семенова. Все бойцы были настроены решительно. Никто не отказался участвовать в штурме дворца. Боеприпасы спецназовцам раздали за час до начала операции. Из воспоминаний командира подгруппы «Грома» В. Карпухина: «Перед началом штурма капитан Зудин Геннадий Егорович, который был ответственным за оружие и боеприпасы, сначала все скрупулезно записывал, кому сколько выдал гранат и патронов, а потом он плюнул и говорит: ”Да берите все подряд, чего хотите”. И мы взяли весь боекомплект. Какая-то отрешенность тогда была в нем. Знаете, вот такое ощущение складывалось, что он прямо из жизни уходит. Зудин постарше нас был лет на 10 и как бы “дедом” считался, ему тогда было 42 года. Наверно, жизненный опыт сказывался, видимо, человек с годами тяжелее переживает ситуации, связанные с риском для жизни. Я тогда этого не понимал, сейчас понимаю. Хотелось, чтобы все это скорее закончилось. Отказываться было нельзя, и в принципе никакой речи об этом тогда не шло. Хотя многие, правда, говорили, что нужно отговорить наших командиров, мол, это безумие, мы не сможем ничего сделать и все там погибнем. Фамилии я называть не буду, ни к чему это, пусть они сами, если захотят, вспоминают об этом. Я это помню. Конечно, мы понимали – говорить можно все что угодно, но делать придется все равно. И никуда нам не деться, потому что, если решение принято, то его надо выполнять».

Поделитесь с друзьями:

Страницы: No 'if' opening tag found.No 'if' opening tag found.

Смотрите также:

Сделано в СССР

 

Комментарии:

Мурзик

Да,история-это хорошо,война-это грустно

Ответить

flatron

читать стока неохота::)

Ответить

_Sasha_

статья то интересная да вот читать только лень

Ответить

да ну вас нафиг!главное приказ говорите?а чей вы не подумали???

Ответить

Zorba

flatron, это статья про настоящих мужчин. Про голых баб можно почитать здесь: http://gorod.tomsk.ru/krasota.php

Ответить

Zorba я тебя поддерживаю. А для тебя Sasha http://gorod.tomsk.ru/index-1171611076.php

Ответить

СЛАВА РУССКОМУ СОЛДАТУ

Ответить


Получается, что охраняли Амина русские ("советники при личной охране Амина, сотрудники 9-го управления КГБ СССР")и на штурм тоже пошли русские ?! Сами с собой воевали ? Классно !

Ответить

Дядя

Zorba - спасибо за увлекательное чтение.
2 Сергей
Надеюсь, что "наша" охрана Амина была в курсе операции, но чтобы не навести подозрений, должна была оставаться во дворце.
Если нет - значит, выбрали самых ненужных охранников :)

Ответить

Zorba

Я уж не помню точно, как получилось, но часть советников точно покинуло дворец прямо перед операцией. СССР давным-давно сотрудничал с Афганистаном, наши советники были много лет до ввода 40-й армии. И оказание военной помощи было частью этого сотрудничества. Конкретно с Амином работать было невозможно, но можно было работать с другими партиями.

Ответить

ychenik

никогда не понимал такой сложности, как Шторм-333... бессмысленные жертвы... впрочем, это отличало советское руководство - помпезность и наплевательское отношение к потерям...

Ответить

Zorba

ychenik, потерям со стороны оппозиционеров? Их порядка 100 в нашим 10, це так. Почему нельзя было отравить Амина? -Сложно сказать. Это же военные.

Ответить

Я слышал о других цифрах в потерях афганцев.
Порядка 1000 человек.

Ответить

Zorba

U-gin, это только при штурме дворца. Еще параллельно взяли кучу объектов. Вся войнушка-то раз-два и закончилась. Зачем там нужно было держать 10 лет целую армию, ума не приложу...

Ответить

Смотрил фильм, Амина не отравили потому, как врачи спасли.

Ответить

Войска хотели вывести сразу, но видети ли боялись потерять лица, как так, неможем помоч дружественному гос-ву...

Ответить

лицы=лицо

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.